Лидерство Черчилля: умение убеждать

Лидерский почерк Уинстона Черчилля определялся несколькими особенностями его личности. Одна из них была связана с его умением и любовью говорить, активно используя свое красноречие во время обсуждений и споров. На этот счет сохранилось множество свидетельств. Вот лишь некоторые из них, со слов непосредственного руководителя нашего героя, премьер-министра Герберта Асквита: «Состоялось заседание кабинета продолжительностью три часа, из которых 2 часа и 45 минут говорил Уинстон» (8 декабря 1913 года). «Не будет преувеличением сказать, что Уинстон занял, по крайне мере, половину всего времени заседания» (1 августа 1914 года).

По этим коротким фразам нетрудно догадаться, что сам Асквит не слишком жаловал манеру поведения своего подчиненного. По его мнению, недостатком Черчилля было то, что «он никогда не способен сблизиться с собеседником из-за чрезмерного интереса к своей персоне, к своим взглядам, к своим темам».

Дочь Асквита вспоминала, что ее отец предпочитал молчаливое размышление, в то время как Черчилль любил мыслить вслух, эмоционально обсуждать проблему, выплескивать на собеседников целую серию аргументов, обволакивать слушателей своим красноречием, пока они не отступали и не соглашались, утомленные и опустошенные, с его точкой зрения. Даже самоуверенный адмирал флота Фишер, привыкший никому не давать спуску и умевший добиваться своего, был вынужден признать, что в годы войны нередко оказывался переспоренным Черчиллем. Очевидцы свидетельствуют: «Даже в вопросах исключительно технического характера Уинстон обладал настолько выдающимися способностями убеждения, что снова и снова усталые сотрудники Адмиралтейства были загипнотизированы – другое слово даже трудно подобрать, – принимая точку зрения, которая в значительной степени отличалась от их собственной».

В этом отношении показателен эпизод, участниками которого стали Черчилль, занимавший на тот момент пост первого лорда Адмиралтейства, и глава разведывательного управления Реджинальд Холл. Морской министр, как обычно, использовал весь арсенал риторических приемов, доведя бедного Холла до такого состояния, что тот замкнулся и стал повторять про себя, словно мантру, собственное имя. Заметив его необычное состояние, Черчилль воскликнул:

– Что вы там бубните себе под нос?

– Я повторяю, что меня зовут Холл, поскольку, если я и дальше буду вас слушать, то поверю, что мое имя Браун.

– Так вы не согласны, с тем, что я говорю? – улыбнувшись, сказал министр.

– Первый лорд, – ответил Холл, – я не согласен ни с одним вашим словом, но я не могу с вами спорить. Меня этому просто не учили.

Слова Холла произвели на Черчилля впечатление. Еще раз выслушав точку зрения своего собеседника, он все-таки согласился с его доводами.

Асквит, зная особенность своего подчиненного, выработал свою тактику. Оставаясь с Черчиллем наедине, когда того требовали обстоятельства, он не давал возможности словоохотливому министру в полной мере продемонстрировать выдающееся красноречие. Дочь Асквита вспоминает, что в ответ на вопрос «Как прошла беседа?» она часто слышала раздраженный ответ Черчилля: «Слишком короткая!».

Навык Черчилля пригодится ему во время премьерства в годы Второй мировой войны, когда он будет вынужден убеждать военных в своих взглядах. Проблемы этих дискуссий состояли не в том, что премьер-министр терпел в словесных баталиях поражение (хотя и такое бывало), а в превосходстве его дискуссионных качеств над военными, которые оказывались неспособны объяснить премьер-министру ошибочность его взглядов. В результате порой принимались неверные решения, что лишний раз показывает, что все хорошо в меру, и искусство лидерства состоит в достижении баланса с пониманием, когда следует проявить стойкость и напор, а когда – сработать на прием и прислушаться к мнению окружающих.

Дмитрий Медведев

Источник изображений – Wikimedia Commons.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.