Черчилль – ненадежный политик

Уинстон Черчилль был сильной персоналией, предпочитавшей менять окружающую его обстановку в соответствии со своими желаниями и целями. Подобное поведение способно вызвать у стороннего наблюдателя восхищение, но у близко знавших политика – оно вызывало также другие оценки. Стремление всегда и во всем добиваться своего требует наличия определенных качеств, одно из которых связано с целеустремленностью вне зависимости от ранее озвученных взглядов и высказываемых точек зрения. В результате такому человеку становится тяжело доверять, а сам он становится обладателем клейма «ненадежности».

Аналогичная ситуация сложилась и в отношении Черчилля. Когда в марте 1915 года премьер-министру Герберту Асквиту сообщили, что Черчилль, который на тот момент возглавлял Адмиралтейство, предпринимает попытки сместить главу МИД Эдварда Грея и поставить на его место Артура Бальфура, умудренный жизнью политик записал:

«Уинстон беседует с Бальфуром в Адмиралтействе дни и ночи напролет, и я боюсь, что он говорит ему много такого, что следовало бы держать при себе. Очень жаль, что Уинстон не обладает в большей мере чувством пропорции и способностями к проявлению лояльности. Я действительно его люблю, но я не могу смотреть на его будущее без опасений. Он никогда не окажется на вершине английской политики, со всеми его удивительными талантами, с красноречием, чудовищным трудолюбием. Нехорошо, когда человек не вызывает доверия».

Если бы не Вторая мировая война, прогноз Асквита мог оказаться точным, а упомянутое им отсутствие доверия действительно имело место. Пройдут годы, прежде чем управленческий стиль Черчилля изменится и ему будут доверять больше. А пока возглавлявшему Адмиралтейство молодому политику приходилось ловить на себе подозрительные взгляды коллег, особенно из противоположного, консервативного лагеря.  «Я не доверяю Уинстону, и я не верю ему, – делился в мае 1912 года с Эндрю Бонар Лоу один из влиятельнейших тори Вальтер Лонг. – Я считаю, что мы должны внимательно следить за его действиями, особенно в Средиземноморье. Причем оценивать их следует с враждебной, а не дружелюбной позиции».

Ситуация осложнялась и тем, что в Либеральной партии, а, следовательно, в кабинете министров, далеко не все поддерживали стремительно набиравшую обороты политику первого лорда. «Нельзя не воздать должное смелости и самоуверенности Уинстона, который смог столько добиться, находясь под огнем либералов-пацифистов, с одной стороны, и непопулярностью и подозрительностью со стороны тори – с другой», – отмечает биограф нашего героя Рой Дженкинс. По его мнению, Черчилля в период руководства Адмиралтейством можно сравнить с канатоходцем, идущим на большой высоте без страховки. И то, что в конечном счете он с успехом преодолел свои «четыре четверти пути», произошло не только благодаря личным качествам, но и, как считает исследователь, поддержке Асквита. Без этой поддержки «никакая популярность и никакие выдающиеся личные качества не смогли бы помешать изоляции Уинстона на политическом олимпе». Черчилль это понимал, и уделял развитию отношений с Асквитом особое внимание, что представляет собой отдельную и интересную тему для исследования.

Источник изображений – Wikimedia Commons.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.